Главная » 2009 » Сентябрь » 19 » Бессмертие: возвращение в "Сумерки".
10:05
Бессмертие: возвращение в "Сумерки".
Кристен Стюарт: «Было настолько странно - так легко вернуться обратно к съёмкам, и я не знаю почему. Потому что обычно я покидаю проект и очень скучаю. Я не могла сделать этого и вот однажды сделала, я оставила съёмки, потому что они преследовали меня. Но я думаю, в душе я знала, что вернусь назад, просто я никогда не смогу оставить "Сумерки", они во мне. К тому же, Белла – это очень особенный персонаж, и она очень упёртая (прямая). У меня есть нечто подобное.

Факт, что проявляются ожидания этого [фильма] каждого из нас и это по-настоящему так захватывающе. Я рада, что это уже произойдёт так скоро. Этот фильм, возможно, будет лучше своих предшественников. Мы не даём людям шанс разочароваться, мы не допускаем этого. Там будет всего четыре видео и я рада, что люблю их так сильно. Я бы не смогла ждать так долго что-то, что было бы неизвестным. Это смешно … когда всё становится таким большим, многие люди думают, что на пустом месте вдруг появляется видео и я так рада, что не отношусь к таким. "Сумерки" не изменили мою жизнь, думаю, просто я делаю тоже самое каждый день.»

Роберт Паттинсон: «Дело было не только в режиссере, который сделал это таким многогранным. Это было таким разным, а также хорошим, потому что мы знали, каких именно персонажей мы изображали. У меня было очень много поддержки для роли. Я начал три недели спустя после старта съёмок, и я много тренировался для откровенных сцен. Это была самая расслабляющая работа, которую я когда-либо делал. Присутствие Криса (Вейца) действительно очень умиротворяло (успокаивало) и мне очень хорошо было рядом с ним. В течение трёх месяцев я очень много работал и без всякого стресса. Меня было так мало! Крис Вейц и команда специалистов по спецэффектам сделали всё так, что в основном позволили мне просто стоять на зелёной коробке и быть относительно выразительным и и все эти машины делали всё за меня – этот метод так понравился мне! Все акценты были в этом фильме на Тейлоре Лоутнере

Смена режиссера: Крис Вейц добавляет драку.

Кристен Стюарт: «Все говорили мне, что всё будет по другому, потому что он мужчина, который является полной противоположностью женщины. *смеётся* Это как сравнение яблок и апельсинов, вы можете отличать людей точно также. Это было не так, как с Кэтрин. «Ох, хорошо, я здесь снимаю фильм для феминисток», хотя это было не так, Крис пытается найти равновесие внутри девушки (подразумевается, что Белла весь фильм борется с болью, как бы). Что Крис принёс, так это чувство созерцания (спокойствия). Все разные и вы не можете всех обобщить. Крис очень чувствительный парень. Если мужчина собирается стать режиссером фильма, он остаётся совершенно один, потому что он нежный и чувствительный, но иногда, он становится таким, как в страшных историях».

Крис Вейц: «У меня не было точек соприкосновения с Кэтрин Хардвик (режиссер "Сумерек"). Не было совершенно никаких причин для неприязни с её стороны ко мне или же наоборот. Я создал мою новую версию происходящего. Очевидно, я хотел в некоторой степени непрерывности с первым фильмом, потому что есть огромная фанатская аудитория этого фильма. Это было настолько успешно, но в тоже время, я не переделывал то, что сделала она. Я попытался привнести моё личное виденье этого материала. "Сумерки" связаны со всеми этими глубокими эмоциями, которые каждый ощущает: первая любовь и разбитое сердце, и удовольствие от воссоединения. Получив столько отказов в моей жизни, я чувствовал, что могу понять этих героев»

Роберт Паттинсон: « У Кэтрин специфический стиль и глубокое ощущение атмосферы. Это полностью отличается от того, что мы делали в этот раз. Кэтрин привнесла чистоту и полностью нециничную точку зрения о мире. Крис же немного более циничен и смотрит на вещи со стороны тёмного ангела. Это тёмный фильм».

Крис Вейц: «Я очень старомоден в условиях всех моих фильмов и это привлекает меня. Я очень старомоден в плане того, что происходит и того, что показывает камера. Я очень внимателен к глубине цвета и действительно люблю выделять вещи (предметы) так, чтобы это отражалось на людях, которых я нанимаю в команду. Я всегда нахожусь под влияние кого-то, как Дэвид Леан (Lean) - не то, чтобы я давлю на себя так, как он – и также Куросава. Герои и музыка в "Сумерках" современные, но чувства многолетние (или же такие как и у всех века назад, смысл, что они не новы) и это будет смотреться как старый, эпический фильм».

Кристен Стюарт: «Кэтрин была действительно спонтанной (взбалмошной). В любом случае мы прошли через всё, серьёзно, мы прошли через всё. У нас не было огромного количества времени, чтобы обдумывать это. В любом случае, мы чувствовали, что мы просто должны были пройти через это. Только ради одного этого мы предварительно рассмотрели, почему мы говорили то, что мы говорили, и что это означало для наших героев. "Новолуние" не об открытиях и смущенной преданности. Это о познании самого себя и нормальных отношениях с самим собой и нормальных отношениях с самим собой впоследствии. Это было настолько по другому. Это было намного спокойнее и Крис наиприятнейший человек, которого я когда-либо встречала. Он из тех парней, которые умеют чувствовать себя комфортно с самим собой. Он настолько сострадателен и внимателен, и относится к вам сочувственно всё время. Вы можете работать для кого-то, если вы чувствуете заботу, и я чувствовала, как он делает всё для нас на съёмках. Это очень помогало, потому что мне приходится идти через тьму в этом фильме».

Крис Вейц: «Кэтрин Хардвик очень отрывочна и непоследовательна в выражении своего визуального стиля. Этот фильм будет немного отличаться, но я думаю, что это позволит почувствовать, что во второй книге вы можете наблюдать более медленно меняющийся мир, чем это было в первой книге, даже несмотря на то, что чувствуется преемственность. Мы снимали отрывочно некоторые сцены, которые являются последними».

Кристен Стюарт: «Это были очень насыщенные съёмки. Они буквально распадались на четыре части. Если мы не могли снимать последовательно, это было очень странно , как будто выключили режиссера, но в общем, мы все обходили это стороной и возвращались к этому позже и прекращали думать об этом, чтобы вернуться другими людьми и чтобы не было так тяжело в целом».

Крис Вейц: «Наибольшие усилия - это всегда сбалансированность сцен, которые вы делаете, с их искусностью, и время, которое вы на это тратите. Иногда это очень сильно давит на вас, но иногда это помогает вам изобретать больше, чем вы могли бы в любой другой ситуации. Вы можете потратить сотни дней на съёмки фильма и сделать его паршиво, и вы можете потратить 12 дней, чтобы сделать фильм и создать великую вещь».

Одержимость: Фанаты

Крис Вейц: «Я надеюсь не быть растерзанным ордой девушек-тинейджеров! Конечно, когда первый фильм был таким успешным, вы переживаете за восприятие второго. Но кроме того, я провожу съёмки лучше, чувствую это, потому что я уверен в актёрах. Когда я читал книгу, я представлял, что в ней были такие глубокие потоки тоски и романтики, и я унаследовал огромную фанатскую базу, которая невероятна, поэтому вы знаете, что люди готовы смотреть ваше видео. Это единственная вещь, которая тебя расстраивает, когда ты делаешь фильм в месте, где делался предыдущий. Это так важно, сделать фильм, и ты много работаешь – и ты заставляешь других много работать – зная, что другие люди готовы посмотреть его , это несколько успокаивает».

Тейлор Лоутнер: « Людям нравятся эти истории (они перенимают их на себя), потому что герои реалистичны. Люди могут иметь отношение к героям и их историям».

Кристен Стюарт: «Вы могли бы сказать что-нибудь об этом. Я всегда говорю, что всё это потому, что это первая героиня, которая повествует и вы очень сильно находитесь в голове Беллы, которая закрывается дома. Вы не чувствуете, что это случилось с кем-нибудь ещё. Вы чувствуете, как будто это случилось с вами. Как будто вы действительно можете походить в её туфлях. Это довольно простая история, эмоциональная. Я подразумеваю, что это очень обыденно, и всё это потому что люди очень сильно потеряли самих себя во всём этом. Это просто и серьёзно и это беззастенчиво – эти звуки неискренни – но это просто. Мы не пытались сделать тезисы. Это просто очень человечная, динамичная и сильная история».

Роберт Паттинсон: «Почему подростки любят вампиров? Я думаю, что только наихудшие люди смогут ответить на это. Я никогда не видел такой вампирской истории. Когда я играл это, я пытался исключить элементы вампира настолько, насколько мог, я просто понимал, что это инструмент, чтобы сделать их отношения немного более полными. Сразу же после прослушивания, я вложил в историю собственную причудливость и я даже не читал книгу ни капли. Я всё больше и больше привязывался к этому. Я разговаривал с людьми о сценарии "Затмения" несколько недель назад, и я получил очень неплохую аргументацию, которой даже не ожидал. Они находят в них немного силы».

Кристен Стюарт: «Когда вы регистрируетесь в интернете, вы даже не знаете, что сумасшедшее фанатское внимание прямо здесь; просто есть где-то пара человек, которые хотя сказать «Привет». Это очень необычно».

Крис Вейц : «Съёмки в Италии были огромной трудностью, потому что все знали, что мы едем снимать туда…и я подразумеваю абсолютно все! Были сотни фанатов, и они все аплодировали после каждого действия, это было неслыханно. Это было как в театре или ещё где-нибудь! Изредка были паппарацци, переодетые в камуфляж или маскирующиеся под них как «rocks and things»! Да! Мы видели их далеко залезших на деревья! Это была ещё капля всего, что происходило, но нично по-настоящему не мешало. В некотором отношении, мы были рады, потому что это показывало степень интересности и важности того, что мы делали».

Кристен Стюарт: «Белла в одночасье выросла на несколько лет Некоторые вещи говорят о том пути, который она прошла в первом фильме. Это действительно сильно присутствует в мыслях внутри вас, в мире, в котором вы абсолютно не видите чувств, и верите, что когда-нибудь чувства вернутся».

Роберт Паттинсон: « Делать "Новолуние" было очень нервно, особенно из-за ожиданий и всего, и во-первых, сделать нужно было хорошо. Я серьёзно перестал себя контролировать».

Кристен Стюарт: «Я не могу сказать, что этот фильм был труднее, чем предыдущий. Это глубоко эмоциональное видео. Он – это что-то очень разное. Видео не об обретении и потери любви, которая просто является сильной эмоцией. Это происходит очень медленно, через большие трудности и для Беллы тоже. В основном она в маниакальной депрессии. Но для меня, нет отличий. Это просто было очень тяжело, и я больше думала об этом».

Роберт Паттинсон: «Я всегда думал, что Эдвард чувствует себя достаточно потерянным до тех пор пока Джеймс, Лоран и Виктория не входят в действие первого фильма. Он был уже на нисходящей спирали в точке, где он ещё пытался держаться на плаву. Он пытается отказаться от некоторых вещей и пытается показать, что всё хорошо. Вот как он мог лишиться всего в один момент. В общем, он думал, что всё предопределено. Он осознаёт, что совершил ещё одну ошибку, и он замечает это вновь».

Кристен Стюарт: «Что мне действительно нравится во втором фильме, так это, как познать самого себя на самом деле, я думаю, вы, вероятно, прошли через большие эмоции, чем Белла в этот период своей жизни. Она созревает во втором фильме».

Роберт Паттинсон: «Я был более заинтересован в сцене моего возвращения, я серьёзно хотел, чтобы отсутствие Эдварда было полным. Некоторые даже говорили, что меня не было совсем. Очень трудно играть чей-либо вымысел, фантазии, которые были первоначально у Беллы. В них Эдвард такой…потерянный. Он не знает, что делать. Это такое типичное ощущение мужчины, когда вы нашли кого-то, в кого влюбились и вы просто продолжаете – думаете, сомневаетесь – портить всё снова и снова, и снова. Затем вы осознаёте, что как только вы уходите, у вас остаётся всего несколько шансов вернуться. *смеётся* Но это хорошая черта Беллы. Она делает больше, чем он для их взаимоотношений, и он просто продолжает самобичевание во всём».

Джейкоб: Трансформация (перемена)

Роберт Паттинсон: «Он немного угрожал мне. *смеётся*. Он очень и очень сильно накачал руки. Это очень пугает *смеётся*».

Крис Вейц: «Я хочу убедить всех оставить Тейлора в фильме. *смеётся* У него такая маленькая роль в первом фильме и на студии действительно хотели, чтобы он был определённо хорошим парнем. Они подумывали о новом кастинге на эту роль. Я был полностью за Джейкоба из первого фильма и мы все собрались и приняли решение вместе, что Тейлор подходит. Я никогда ни в чём не сомневался. Он изменился вместе со своим героем. Он набрал 25 фунтов (11,34 кг) мускул. Фанаты фотографировали его, потому что они видели в нём такой потенциал, который я всегда видел в первом фильме. В первом фильме, у него реально не было никаких шансов быть тем героем, которым он становится потом, но люди были сильно удивлены. Его преображение очень необычно. Я очень благодарен».

Тейлор Лоутнер: «В этом видео Джейкоб проходит через многое. Он меняется ментально и эмоционально, что очень важно, но наиболее тяжелой для меня лично стала его физическая трансформация. Я очень старался попытаться измениться в тело Джейкоба и я смог изобразить его похоже. Я надеюсь, что фанаты будут рады, когда увидят результаты».

Кристен Стюарт: «Это очень впечатляет. Я не знаю, как он это сделал. Я имею в виду, не только физические изменения, но и другие классные вещи. Вы можете прочитать это во всём нём, просто в отношении. Разница между ребёнком, который был в "Сумерках" и этим парнем сейчас просто поразительна».

Тейлор Лоутнер: «Набирание 30 фунтов(13,61 кг) мускул заняло много времени. Я говорил себе, что хочу изобразить этого героя максимально похожим. Однажды я пришёл к выводу – и этот вывод не тяжело мне дался – что ходить в спортзал – это не трудно. Более трудной задачей было правильно питаться, и питаться много, и только хорошей едой. Я урезал в своём рационе всю плохую еду и всегда принимал еду в течение месяца, каждые 2 часа, я вынужден был это делать. Это была самая трудная часть для меня».

Крис Вейц: «Трансформация Тейлора была для меня очевидно менее важна, чем для фанатов, потому что я думаю, что он чувствует героя в любом случае. Это бонус, что он стал выглядеть как Адонис. Я имею в виду, что он действительно смотрится как мультяшный герой, когда раздевается… в хорошем смысле! Но я не думаю, что он принимал стероиды…он просто невероятно спешил! Это классно и это любят девушки. Но для меня он был героем в любом случае».

Лагерь Эдварда против лагеря Джейкоба

Кристен Стюарт: «Белла думает, что она сходит с ума. Она не может понять, почему единственные люди, которых она смогла зацепить, эти мирные монстры. Это очень обыденные «девчачьи штучки» - иметь идеал мужчины в своей жизни и затем бороться за то, чтобы остаться с ним. Но у вас есть противоположность, например ваш лучший друг, находящийся рядом с вами. Он – совершенный выбор для вас и он любит вас и с ним так комфортно и легко. Белла готова игнорировать то, что он идеален для неё, потому что она нуждается в огне, который она получает от Эдварда, вместо тёплого комфорта, который она получает от Джейкоба, даже думая о том, что хотелось бы, чтобы было всё так легко и хотелось бы жить более комфортной жизнью».

Тейлор Лоутнер: «Джейкоб - это, вероятно, более досягаемый парень, нежели Эдвард, потому что он более нормальный парень. Он собирает машины и мотоциклы и он относительно самоуверен и дружелюбен. Он хороший парень. Итак, Эдвард на его пути, и он намного более опасен и недосягаем. Я думаю, что парни осознают, что если они не уведут своих девушек, их девушки останутся думать об Эдварде и Джейкобе. Вероятно, парни предпочтут быть рядом!»

Кристен Стюарт: «Отношения Эдварда и Беллы такие странные. "Новолуние" - это действительно борьба для Беллы. В "Затмении" в конце её жизнь спланирована и это не всегда так, большой вопрос, что же случится дальше. Они остаются вместе. И в этот момент….чёрт! Что я хотела сказать? *смеётся* В этом фильме Белла страдает от ещё более сильной депрессии, наверное вы думаете. Это как смерть от скрываемых эмоций, которая бывает. Итак, мы нуждаемся в чём-то светлом, способном вытянуть её назад из этого и я не знаю как описать, как мы делали это, но Тейлор реально просто сделал это в нём. Тейлор реально стал Джейкобом».

Тейлор Лоутнер: «Кристен и я имеем похожие отношения, как и у Джейкоба и Беллы. Эдвард и Белла так напряжены всё время, а Джейкоб и Белла такие открытые и свободные. Они могут поговорить друг с другом обо всём, и у меня с Кристен почти такие же отношения».

Кристен Стюарт: «Я не люблю быть с каждым другой. Это очень редко для меня - суметь сделать такое. Это определённо говорит что-то о Тейлоре. Он помогает людям быть проще.(с ним легко другим людям)».

Тейлор Лоутнер: «В этой франшизе (заимствование бренда с непосредственными отчислениями создателю) всё сумасшедшее. То, почему мы любим это так сильно, и то, почему фанаты относятся к этому хорошо. Есть определённое количество фанатов, которые разделились на два лагеря: лагерь Эдварда и лагерь Джейкоба. Иногда, это заставляет меня немного нервничать, потому что я пытаюсь жить по ожиданиям фанатов и быть представителем лагеря Джейкоба, в хорошем смысле слова. Я не хочу разочаровывать их, вот почему я так сильно стараюсь. Этот парень [Роберт] определённо является хорошим конкурентом».

Крис Вейц: «Когда мы с Джейкобом, мы используем в основном стабилизатор камеры (приборчик такой внутри камеры, который стабилизирует изображение и делает его чётким во время съёмки), а когда мы с Эдвардом - мы готовы использовать в основном операторские тележки и подставки и рельсы (для камеры имеется в виду). Отличие в характере (природе) этих разных взаимоотношений устанавливается направлением, которое мы выбираем для съёмки на нашу камеру».

Новые лица: Волтури

Крис Вейц: «Основной принцип – это определение всех возможных вампирских клише и бег с криками от них! Это всё мы могли видеть раньше: вещи? как в замке у Дракулы с унылым синим или тёмным светом и т.д. Я как правило опираюсь по большей части на актёрские и свои способности - делать вещи, добавление спецэффектов и атмосферу. Вот почему я хотел видеть в этой роли Майкла Шина. С помощью Майкла Шинна и Дакоты Фэннинг и других великих актёров, которые прошли кастинг на роли членов клана Волтури, я очень надеюсь, что опасность будет перенесена через актёрскую игру. Я также думаю, что Кристен – экстраординарная одарённая актриса и по большей части это выражается в реакциях героев. Мы не рассчитываем так сильно на жуткие картины происходящего. На самом деле, во всяком случае, там будет немало сюрпризов».

Дакота Фэннинг: «Отлично, мой персонаж – что-то дьявольское и что-то среднее. У меня есть особый дар, который был реально смешной. Я была вампиром, вследствии чего у меня были красные глаза, которые были именно такими, какими я и ожидала. Я делала что-то, что никогда не делала раньше, из того, что любила».

Роберт Паттинсон: «На самом деле, я был очень рад Майклу Шину и Дакоте Фэннинг. Майкл Шин удивителен и это очень и очень хороший выбор. Я просто смотрел на большую последовательную борьбу в конце, и это очень, очень классно. Я ненормальный в таких вещах. Я просто наносил удары….как действительно плохой!»

Дакота Фэннинг: «Я никогда не выделялась как «новая девчонка» на съёмочной площадке, вы знаете что я имею в виду? Они все так сильно сдружились вместе с первого фильма, но я не нервничала. Я не знала, что ожидать и единственным человеком, которого я раньше встречала, была Кристен. Но честно говоря, они были такими милыми, большинство съёмочной команды. Это окружение просто заставило меня чувствовать себя комфортно тот час же. Не было никаких неловкостей (стеснения) ни в чём. Я просто сразу же была внутри ( в смысле не чувствовала себя чужой) у меня был взрыв (творческий подъём). Когда я впервые одела контактные линзы, я была как…» Кто эта девушка?» я не узнавала себя ни в чём».

Будущее: Сумерки: "Затмение"

Крис Вейц: «Я интересуюсь режиссурой в других фильмах "Сумерек", но я не хочу быть режиссером в следующем. Дэвид Слэйд будет режиссером "Сумереченой Саги: Затмения". График съёмок просто не позволяет этого, с одной стороны из-за способа, которым они хотят реализовать его. Это будет намного больше, чем система "Гарри Поттера", где новый режиссер бывает каждый раз. Также, я очень ленив. После одного фильма, я нуждаюсь в отдыхе некоторое время!»

Тейлор Лоутнер: «[b]Дэвид Слэйд - это настоящий кадр (имеется в виду прикол) и большинство времени, которое я провёл с ним, он рассказывал мне смешные анекдоты. Я наблюдал за этим. Это было совершенно иным опытом, чем тот, который мы получили до того. Я рад, что у нас есть возможность работать с Кэтрин и Крисом, и сейчас с Дэвидом»[/b].

Пропустите частичку через это сердце: На какой единственный сумеречный вопрос вы никогда не захотели бы отвечать вновь?

Роберт Паттинсон: «Каково это - целовать Тейлора Лоутнера?» *смеётся*

Тейлор Лоутнер: «Порычи! Фанаты часто просят меня порычать на них и я серьёзно не получаю удовольствия от этого. И пожалуйста, не просите меня рычать. Просто подождите фильма».

Кристен Стюарт: «Вы можете спросить у меня всё, что вам хочется»

http://twilight-saga.ru/

Категория: Все остальное | Просмотров: 711 | Добавил: ezhig | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]