Главная » 2009 » Ноябрь » 6 » Интервью Роберта Паттинсона для Vanity Fair.Часть первая.
11:46
Интервью Роберта Паттинсона для Vanity Fair.Часть первая.
Еще ни один актер, со времен необузданной Лео-мании после выхода «Титаника», не вызывал такого мгновенного поклонения, с которым столкнулся в 2008 году Роберт Паттинсон, появившись в роли Эдварда Каллена в «Сумерках».
В связи со скорым выходом очередной части вампирской саги, автор статьи анализирует прошлогодние неистовство, уединение и полное замешательство Паттинсона, его мгновенную связь со своей партнершей Кристен Стюарт, и как он хочет жить, когда этот 10-миллионный проект закончится.

Были времена, когда девушки не знали, что такое Comic-Con – ежегодные конференции в Сан-Диего, посвященные изданию комиксов, научной фантастики, фантастики. Сегодня они битком набиваются в Hall H (зал, где происходит конференция – прим. переводчика) (вместимость 6 500 человек), терпеливо вынося всякую ерунду – бесконечный трейлер фильма «Трон: Наследие» (выходит в 2010 году – прим. переводчика) и задрапированный стол, где несколько чокнутых из аудитории сооружают нечто странное, похожее на машину. Затем «Пункт назначения 4», где группку людей протыкают насквозь, обезглавливают и раздавливают на эскалаторах и машинах. Да, очень зрелые фильмы. А теперь Астробой летает по всему экрану, весело чирикая: «У меня пулеметы… в заднице?» Девчонкам вовсе не смешно. В конце концов, они выстроились здесь с пяти утра, чтобы хоть мельком взглянуть на Роберта Паттинсона, также известного как «Патц» или «Эдвард Каллен», горячий вампир, которого он сыграл в «Сумерках», и до этого момента все супер-красивые одежки, которые они подбирали специально для него – коротенькие шортики и футболки «Сумерки» - пропотели, а макияж и вовсе размазался.

И наконец, голос ведущего прокатывается по темному залу «А теперь…». Начинается крик – оглушительный, пронзительный и забавный на протяжении лишь первых трех секунд, после чего становится просто невыносимым. А ведущий шутит: «Что бы вы сделали, если бы я сейчас сказал «Вот и все! Спасибо, что пришли»?» Некоторые ребята, вражески настроенные против Comic-Con, радостно орут: «Ура!»

Ведущий сдается и представляет актеров «Новолуния» - второй части Сумеречной Саги, которая выходит в этом месяце – как только они поднимаются на сцену под шквал аплодисментов: Эшли Грин (сестричка-вампир Эдварда, Элис), Кристен Стюарт (Белла, «человеческая» подружка Эдварда) и Тейлор Лотнер (Джейкоб, мускулистый друг Беллы, который иногда превращается в оборотня). «Мне кажется, у нас есть еще один за кулисами…», произносит он наконец.

Паттинсон, в джинсах и поношенной фланелевой рубашке поверх футболки, неторопливо поднимается на сцену, с милой, но немного ошеломленной улыбкой, приветливо маша рукой. Девушки уже не просто кричат. Они учащенно дышат, хихикают, словно безумные, хватают друг дружку за руки, чтобы не свалиться в обморок. «О Боже! О Боже! О Боже мой!»
Сидя за столом, помятый, небритый идол немного напрягается. Кажется, ему не сидится спокойно на месте, также как и Кристен Стюарт, с которой, как все думают, у него роман не только на экране. Она обнимает свои коленки, дергает прядки своей новой черной рок-н-рольной шевелюры. Он потирает шею, приглаживает свои послушные волосы то налево, то направо, то на лоб. Но каждое его странное подергивание, каждый его скромный, британский, неумелый ответ на вопросы, что ему задают, просто становятся еще одной причиной, чтобы быть очарованным им.

Мне нравится твоя музыка. Ты не планируешь чаще выступать перед открытым микрофоном?

Паттинсон: «Э, гм, да, то есть, планирую. Я просто слишком, я что-то вроде, э-э-э, стеснительный, мне кажется».


Аааааааах!


Со времен Лео из «Титаника», еще ни одного молодого актера так страстно не обожали тринадцатилетние девочки по всему миру. Но вместо того, чтобы пробиваться в свет как супермодель, Паттинсон, который весь год живет на трех чемоданах, чувствует себя ошеломленным, застенчивым и виноватым. «Я пытаюсь не утонуть во всем этом», говорит он в своем гостиничном номере в San Diego Hard Rock Hotel, в котором повсюду валяются пивные бутылки, старая яичница, недоеденный батончик Твикс, и грязная пара джинсов на полу в гостиной. И он замечает, что не убрал постель. «О Боже! Извините за это».
Сейчас начало августа, и хотя он находиться в Нью-Йорке на съемках «Помни меня», романтической мелодрамы, в которой он играет привилегированного студента Нью-Йоркского университета, который переживает семейную трагедию, по его словам, он почти ничего не видел в Нью-Йорке. Его общение ограничено безликим отелем Waldorf Towers в центре города, и двумя людьми, которые живут вместе с ним в его люксе: его сестрой Лиззи, которая спит на раскладном диване, и его лучшим другом, актером Томом Старриджем, которому досталась койка. У него есть еще несколько друзей, с которыми он вроде как поругался, и он слишком застенчив, чтобы первым сделать шаг к примирению. «Ты чувствуешь себя придурком». Он уверен, что выводит людей из себя тем, что постоянно говорит о том, что не может выйти из своего номера. И он считает свою неспособность наслаждаться вниманием фанатов своим недостатком. «Я думаю, что я не создан для франшизы», говорит он. «Я не люблю столпотворений».

Что делает такое щедрое внимание еще более неловким, так это то, что он уверен, что не сделал ничего, чтобы заслужить его или какую-либо похвалу.
Он обычно не любит разговаривать с кем-либо, но в полной тишине ему становиться неудобно и он либо выпалит «кучу всякой ерунды», либо выдавит нервный смешок. Он часто извиняется – за то, что он скучный, за «дурацкую» террасу, приделанную к его номеру, за то, что рассказывает вам историю, которую вы уже, наверное, где-то читали. Когда мы с ним говорим о важных событиях в его жизни, единственное его чувство во этому поводу – смущение. Он всеми возможными способами отрицает свою работу. Если роли были сложными, он скажет: «Я просто не понимал, что делаю». Когда роли были легкими, он говорит, что ему вообще не пришлось ничего делать. Несмотря на то, что он невероятно красив – с красными губами прекрасной формы и лицом, о котором мечтали поэты Романтизма, он считает, что напоминает «персонажа мультфильма». Одна его нога длиннее другой, что делает его похожим, как он уверяет, «на идиота».
«Меня все это невероятно смущает», признается он. До той степени, что, снимая сцены перед армией папарацци, которые ходят за ним по пятам, он боится того, что «все увидят его голую задницу».

И, как оказалось, новый Лео еще и «ботан». Его никогда не увидишь без книги в руках, говорят его коллеги, он постоянно напевает новые мелодии, у него всегда есть какой-то фильм, который он предлагает вам посмотреть. Он просто одержим тем, чтобы правильно сыграть роль, и он счастлив, что может просматривать текущий съемочный материал, рассказывает режиссер «Помни меня» Аллен Культер. «Он очень скрупулезный в этом вопросе».
«У молодого актера есть все причины, чтобы расслабиться в франшизе, первый фильм которой был невероятно успешен», говорит режиссер «Новолуния» Крис Вайц. «Но он и Кристен относятся к этому очень серьезно и не хотят расслабляться. Они пытаются сделать своих героев правдоподобными, заслуживающими доверия их самих, а также и зрителей».


Ничего бы этого не произошло с Паттинсоном, если бы не Сумеречная Сага Стефани Майер, блокбастер для взрослых и молодежи, четыре книги которой были проданы в количестве 70 миллионов экземпляров и переведены на 45 языков мира. На случай, если вы живете где-то в дремучем лесу, в этих книгах рассказывается история Беллы Свон, застенчивой новоприбывшей в городок Форкс, Вашингтон, которая влюбляется в Эдварда Каллена, который стал вампиром еще в далеком 1918 году, и который навечно останется в своих 17 годах. И хотя они безнадежно влюблены друг в друга, если они зайдут слишком далеко, Эдвард может потерять контроль и укусить ее, превратив Беллу в вампира – все это вызывает у обоих неутолимое желание, не говоря уже о необходимом воздержании. Это несомненно подходит родителям и пуританам, как например другу автора статьи Мормону.
Честно говоря, вся эта ситуация похожа на метафору для сохранения невинности.
Но все же, еще ни один писатель до недавнего времени не описал сильное желание юной девушки и ее фантазии о том, чтобы быть желанной. Эдвард – идеальный герой: обворожительный, культурный, опасный, и «самое красивое создание на земле из когда-либо рожденных». Девушки влюблены в него до умопомрачения просто читая книги Майер – еще задолго до появления фильма – они кричат, едва заслышав, как автор произносит его имя: «В эту ночь мне впервые приснился Эдвард Каллен».


Ааааааааааах!


В отличие от прошлого Эдварда, полного волшебства и тайн, прошлые годы Паттинсона, как он уверяет, были настолько непримечательными, что он едва ли помнит о них. Он вырос в Барнсе, на юго-востоке Лондона. Его отец занимался импортом автомобилей, его мать работала в модельном агентстве. Они не имели никакого отношения к сцене, но теперь они в курсе всех деталей его славы, говорит он. Мама часто звонит ему, чтобы прокомментировать его фотографии в СМИ: «Мне нравится эта твоя новая футболка!» «Гм, спасибо». Они не могли не заметить, что у них растет красивый ребенок, и сразу же отдали его в модельный бизнес. «Я был просто ужасной моделью», говорит он. «Я был высоким, но все еще выглядел, как шестилетний ребенок».
Если в семье и была творческая жилка, то это определенно музыка. Его сестра Лиззи, певица, получила контракт с рекординговой компанией в 17 лет. Паттинсон с детства играет на пианино, а в 15 лет начал играть на гитаре. Он обожает музыку Джеймса Брауна, Уилсона Пикетта и Ван Моррисона. Но он не был тем ребенком, который постоянно выступал перед членами семьи и гостями. «Мне кажется, я любил оставаться наедине с собой», говорит он. Он ходил в школу для мальчиков до 12 лет, и не общался с девушками до тех пор, пока не поступил в престижную (и дорогую) Harrodian School. По словам его отца, действительно хорошенькие девушки занимались в театральном кружке под названием Barnes Theatre Club. По-настоящему Паттинсон увлекся актерством, когда получил роль Алека «злого ублюдка», как он говорит – в театральной постановке «Тесс из рода д'Эрбервилей». В этом спектакле он впервые сыграл персонажа «не от мира сего» - или, как называет их сам Паттинсон, «странного», - подобные персонажи теперь стали, своего рода, его профилем. Когда вы играете человека со странностями, он объясняет «У вас всегда есть отговорка… Он странный!». Благодаря этой постановке Паттинсон также получил агента и роль сына Риз Уизерспун в экранизации Миры Неир «Ярмарка тщеславия».

«(Том Старридж) и я… мы снимались в одних сценах и для нас обоих это была первая работа… Мы снимались и думали, что это все просто шутка, потому что мы не имели ни малейшего представления о том, что мы делаем. Мы «играли» или как еще можно назвать то, что мы делали – и мы смотрели сцены (Тома) и говорили: «Да, это хорошо, это отлично». Когда дело дошло до сцены Паттинсона, ее там не было. «Я сидел там. Бормоча «Э-э-э… правда?» Никто не сказал мне, что эту сцену вырезали».


Ассистент по подбору актеров чувствовала себя такой виноватой, что не сообщила ему об этом, что привела его в другой фильм, где она отвечала за подбор актеров, «Гарри Поттер и Кубок огня». Он встретился с режиссером Майком Невеллом и пообщался с ним всего лишь полчаса и после этого без всякой на то причины, как сейчас рассказывает Паттинсон, он был абсолютно уверен и рассказывал всем вокруг, что он получил роль Седрика Диггори, золотого мальчика Хогвартса – и как оказалось, он не ошибся. Получив кругленькую сумму от «Гарри Поттера», Паттинсон съехал из родительского дома и получил роль чудака в серьезном спектакле The Woman Before в лондонском Вест-Энде. Бросив колледж, он всерьез занялся актерской карьерой.


http://twilight-saga.ru

Категория: Актёры, персонажи | Просмотров: 591 | Добавил: ezhig | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]